podcast quotes-left quotes-right search menu arrow-up arrow-up2 google-plus3 facebook2 instagram telegram twitter vk youtube android rss2

Глава 12 из книги “Китайцы - инструкция по применению” - китайские приключения и короткие выводы о работе с этой страной

Привет.

Сегодня у нас в гостях Алексей Рязанцев, менеджер продуктов категории «мобильная электроника». Он любезно предоставил главы из своей книги, посвященной работе с Китаем и китайскими поставщиками. Рабочее название книги - “Китайцы – руководство по применению”. Мне понравился как слог, так и насыщенность книги информацией, появись она двадцать лет назад, когда я только начинал работать с Китаем, и многих ошибок и разочарований удалось бы избежать. Но эта книга как никогда актуальна и сегодня, поэтому предлагаю вам почитать отдельные главы. Это книга от практика, а не теоретика, и в этом ее особая ценность. Если среди вас есть те, кто готов поспособствовать выходу книги, то пишите Алексею напрямую, равно как можно отправлять ему отзывы, его координаты – в конце материала.

12. Два года головой об стену, или моё совместное предприятие с китайцами (вместо заключения)

…Мой путь в частном предпринимательстве начался с того, что мой китайский «друг» скрылся со всеми деньгами, которые были отправлены ему на организацию бизнеса, оплату участия в выставках и прочие организационные вопросы. Офис в Шэнчьжэне тоже, как оказалось, не был арендован, процесс регистрации компании не запущен, а привлечением персонала на частичную занятость никто не занимался.

До этого события я знал этого человека три года, бывал у него дома, знал жену, был в курсе рождения ребёнка (который в младенчестве жил с женой, бабушкой и дедом в его родной провинции в Харбине (как оно часто бывает в Китае). Мы всегда обменивались подарками и сувенирами. Когда возникали сложные вопросы во взаимодействии с другими поставщиками, он помогал в переговорах, и именно благодаря этому качеству мы и приняли решение вовлечь именно его в совместное партнёрство.

Помимо меня, self-called Джек немного обворовал моего (на тот момент уже бывшего) работодателя, не поставив запасные части на приличную (с точки зрения дохода обычного человека) сумму. На доходной части моего работодателя эта потеря не отразилась почти никак, и лишь мой собственный имидж был подпорчен этой неприятностью. Уже через год, когда мы с владельцем компании АМ обедали в Барселоне (куда на ежегодный конгресс мобильных технологий съезжаются десятки тысяч людей), он в процессе диалога обронил фразу: «Ну приносит мне аренда недвижимости какой-то миллион долларов, и что с того?!». После чего я окончательно укоренился в мысли, что у компании всё хорошо, да и по отношению ко мне АМ вёл себя достаточно приветливо. Мы виделись ещё не раз и о ситуации больше не вспоминали.

Денег мы так не вернули, так как с деньгами человек пропал в Китае, а перевод осуществлялся на гонконгскую компанию. Юристы, посмотрев документы, сказали, что не советуют нам тратить деньги на заведомо проигрышное дело, так как инвойсы нам отправлены были, а факт неоказания услуг (за которые мы полностью провели предоплату) доказать очень сложно. Тем более что факт оказания услуг опять-таки попадал под китайскую юрисдикцию.

Коллекторы, которые занимаются официальным поиском должников и беглецов (что для современного Китая актуально), товарища в итоге обнаружили, но сказали, что вышибать деньги могут только по судебному решению Гонконга или Китая. Бандитам канувшая в Лету сумма оказалась не очень интересна, да и обращаться к последним мне не рекомендовал почти никто, так как гарантии и надежности никакой.

Таким было начало, а с продолжением приключения продолжились.

***

Самое главное соглашение о партнёрстве мы заключили в Гонконге после одного из напряжённых дней на выставке Globalsources, где первый раз выставлялись как интернациональная команда. Джек не был единственным человеком, которому я доверял и с которым вёл дела. Были и другие партнёры, интерес к интернациональному бизнесу которых не был поддельным.

Развитие бизнеса мы видели следующим образом: команда в Европе и российский офис занимаются традиционным для нас бизнесом по созданию и развитию своей торговой марки. Целью первого года работы был выход хотя бы одного из подразделений на самообеспечение.

Что касается партнёрства с китайской стороной, то мы планировали развивать и улучшать их ОЕМ бизнес, развивать его в разных регионах, выводя на новый уровень поддержки и качества. Мы планировали увеличить клиентскую базу и объём заказов по каждому из существующих брендов. Сферу и все знаковые ошибки китайцев я знал прекрасно, так что мы понимали, с чем предстоит работать.

Китайская сторона, в свою очередь, оказывала нам услуги по проверке качества устройств под нашей торговой маркой, консультировала по поводу реальной стоимости компонентов и представляла наши интересы на тех встречах в Китае, на которых мы присутствовать не могли. Также мы планировали оказывать консалтинговые услуги китайским фирмам-производителями по разработке дизайна и программного обеспечения (что сами китайцы делают из рук вон плохо). Перспективу переезда сотрудников в Китай мы тоже рассматривали, но исходили из принципа экономической целесообразности (в тот конкретный момент без этого можно было обойтись).

Положительным итогом этого сотрудничества стало то, что мы действительно успешно реализовали несколько ОЕМ-проектов в разных регионах как с существующими, так и с принципиально новыми заказчиками (часть из которых стала постоянными клиентами). Мы открыли новые рынки и отработали эффективную схему взаимодействия.

А иным итогом (который не хочется называть отрицательным, но и под критерий «положительного» он тоже не подпадает) стало то, что чуть больше чем через год из ОЕМ-бизнеса мы вышли, оставив все наработки и базу китайской стороне, последняя занимается ими в меру своих китайских возможностей.

Долговременного и эффективного сотрудничества не получилось как раз по причинам, большая часть из которых изложена в настоящем повествовании. Сейчас на все свои действия смотришь совершенно по-иному и гораздо более критично, но на тот момент нам ещё только предстояло складывать кирпичи и булыжники в багаж собственных знаний и просеивать грунт, стараясь извлечь из него полезные (доходные) ископаемые.

***

Одну из важнейших причин нашей несовместимости можно найти в главе 2 (Миф о том, что Китай – это страна, где всё невероятно дёшево). Ещё точнее – это третий фактор, обуславливающий низкую стоимость китайских товаров, а именно готовность работать с минимальной прибылью. Для китайцев в схеме перекладывания фактически эквивалентной суммы из одного кармана в другой не было ничего непривычного, но это было совершенно непонятно для нас.

Когда мы уже после начала партнёрства попросили их открыть стоимость товаров, предоставив максимально детальную информацию по стоимости каждого компонента (её прислали, но все файлы были на китайском), мы были несколько удивлены тем, что доход от ОЕМ деятельности действительно был очень небольшим! В основном он колебался на уровне 4-5% на девайсе, но нередко китайцы готовы были работать с минимальной прибылью или вообще без прибыли, чтобы получить себе перспективного клиента. Перспективный клиент в таких случаях обычно садился на шею, свесив ноги, и так и не слезал оттуда до тех пор, пока не находил ещё более выгодное предложение.

Для новой базы, которую планировали разрабатывать и развивать мы, были установлены другие критерии: не менее 10% дохода с одного устройства (или не менее $0.5 в денежном выражении, если значение в 10% не укладывается). Только такая доходность (на наш взгляд) позволяла поддерживать существование фирмы и обеспечивать минимально необходимую прибыль. Мы, разумеется, логичным образом заложили в плановый доход трудозатраты нашей команды, амортизацию оборудования, стоимость международных курьерских отправлений и прочие накладные расходы. Но на взгляд китайцев это было ошибкой. «If calculate like that, not possible to see profit, brother!» («Если считать таким образом, невозможно увидеть доход, брат!»), - сказал мне «великий экономист» Луис, который в своих предложениях не брал в расчёт ни оплату труда персонала, ни аренду офиса, а знал лишь то, что нужно продать как можно больше (пусть и без прибыли, но не в минус).

Мы придерживались точки зрения «лучше меньше, да лучше» и что не стоит тратить время на тех клиентов, которых сам Луис окрестил shit-customer, но сотрудничество с которыми не останавливал. Мы, разумеется, были готовы и поработать «в ноль», но только в том случае, если видели в этом перспективу, а не получали в портфолио ещё одного обнаглевшего клиента. Именно поэтому мы не велись на шантаж с требованиями снизить цену, всегда имели аргументы, почему и клиент должен оставаться доволен предложением, и игнорировали тех, сотрудничество с кем изначально виделось сомнительным. Ещё мы старались отслеживать розничные цены на продукцию нашего заказчика в его регионе, зачастую прекрасно могли видеть, сколько он зарабатывает и действительно ли ему нужно «более интересное предложение по цене». В подавляющем большинстве случаев клиент продавливал скидку по причине собственной жадности, так что мы на это не велись, а заказчик нередко бесновался.

Ещё при разработке продукта и включении его в каталог мы понимали, что продукт является вполне конкурентоспособным, мы следили за предложениями конкурентов и вносили коррективы при необходимости. Более того, мы готовили устройства с более качественным программным обеспечением, чем предлагали другие. Поэтому аналогичная (или чуть более высокая) стоимость (на наш взгляд) была вполне оправдана.

Но с этой точкой зрения не были согласны большинство заказчиков, и их негласно поддерживало наше китайское подразделение, проводящее свои манипуляции с ценами за нашей спиной. Для клиента наша схема взаимодействия была максимально прозрачной: они знали и о производителе в Китае, и о том, что мы являемся официальными представителями по вопросам продажи и управления проектами. Продажи при этом шли через компанию в Гонконге. Когда мы передавали клиента китайскому департаменту продаж, клиент, несмотря на достигнутые договорённости, вновь поднимал вопрос снижения цен и почти всегда получал положительное решение, даже если мы старались этому препятствовать.

В чём был смысл снижать общую прибыль, которую мы делили 50/50, я понимаю, исходя из своего опыта, но принимать это до сих пор отказываюсь! Масса инвойсов была переделана в последний момент или даже без уведомления нас о ходе сделки. Нас «забывали» ставить в копию переписки по новым проектам или вообще уведомляли о новых заказах по факту. Китайцы выслушивали наши аргументы о том, что и текущее ценовое предложение для клиента является более чем приемлемым, смотрели данные с мониторингом цен, графики и расчёты и… всегда поступали по-своему.

Во время одной из сделок наш партнёр уронил цену изделия на $2, лишив нас таким образом нескольких десятков тысяч долларов дохода просто потому, что для него было «нормально заработать меньше». Он говорил, что прочитал все наши исследования и видит, что для клиента скидка не является обязательной. Но всё равно её даст, так как клиент просит, а мы и без того зарабатываем больше, чем он зарабатывает обычно. Даже странно, что мы смогли так выгодно продать товар.

В некоторых ОЕМ-проектах мы не получали прибыль, в некоторых не запрашивали свою долю, так как и запрашивать было особо нечего. Разговоры, регулярные созвоны, переписка и даже личные встречи ситуации не меняли. Китайцы продолжали работать так, как привычно было им.

После очередной ситуации, когда после окончания проекта делить было особо нечего, мы посовещались и начали сворачивать ОЕМ направление. Решили обрабатывать только входящие запросы и предлагать только ту продукцию, которая есть в наличии у нашего партнёра. Мы и сейчас её предлагаем, а при возникновении интереса передаём клиента в китайский отдел продаж. Что происходит дальше, мы особо не интересуемся (обычно – ничего) и комиссионных за интродукцию не спрашиваем. Всё равно весомого дохода там не ожидается.

***

Ещё один фактор, препятствующий нормальному развитию ОЕМ-бизнеса, был в том, что менеджеров по закупкам… напрягали европейцы. Присутствие людей с хорошим английским, которые понимали поставленные задачи с первого раза, для многих заказчиков казалось странным, и они сразу начинали думать о том, что здесь что-то не так. У них возникали подозрения в завышенной стоимости (хотя она такой не являлась, достаточно было сравнить), что мы являемся торговым посредником (на призывы посетить производство реагировали слабо), что в нашей деятельности есть что-то странное, даже если это сложно сформулировать.

Чуть позже я прочитал об этой особенности восприятия в хорошей книге «Сила привычки. Почему мы живём и работаем именно так, а не иначе». Если кратко резюмировать содержание одной из её глав, то работать «как раньше, как всегда» (т.е. в данном случае – с китайцами) для большинства клиентов было именно «привычнее». Все знали о предстоящих проблемах такого сотрудничества, о сложностях в постановке задач и общении, но почти все морально были к этому готовы. Работать с китайцами порой непросто и утомительно, а эти европейцы… кто знает, что они сотворят.

Чуть позже я узнал о том, что почти ко всем аккаунт-менеджерам иностранцам, работающим на китайских ОЕМ (особенно если этот человек говорит на одном с тобой языке) относятся отрицательно. Этим людям не доверяют, у них хуже идут дела, а шанс задержаться надолго есть только в том случае, если этот человек привёл к поставщику своих друзей и живёт на проценте от их заказов. Письма этих людей чаще игнорируют, а на просьбу пообщаться просят дать контакт их китайского босса. Иного объяснения, кроме как привычка, этой ситуации найти сложно.

Из положения мы вышли творчески – наша команда, которая вела ОЕМ-сделки, стала представляться китайцами. Благо осознание нежелательности европейцев в ОЕМ-бизнесе пришло достаточно быстро. Ответственные за сделки специалисты завели себе почтовые ящики на домене китайского партнёра или QQ, зарегистрировали отдельный аккаунт в мессенджерах и начали работу. Много ли закупщиков воочию видят свих китайских партнёров? Да почти никто! Так что мы всего лишь продолжили опыт «секса по телефону», при котором собеседник всегда слышит приятный голос, но никогда не знает, кто реально с ним разговаривает.

В момент, «когда мы стали китайцами», я ощутил, что с этой категорией продавцов заказчики общаются более фривольно и даже хамовато. Потенциальные клиенты сами не блистали знанием английского языка, общаясь достаточно примитивно, с обилием таких ляпов как «thank you so match!» & «let me now». Особо отличившиеся клиенты начинали флиртовать со своими виртуальными менеджерами по продажам, приглашали на ужин (за наш счёт), когда они будут в Китае, и откровенно намекали на то, что не прочь бы провести вместе больше времени в неофициальной атмосфере. При этом они даже не видели фотографий этих самых девушек – на аватарках стояли безликие силуэты или кошечки.

Как-то раз я замещал сотрудницу своего отдела, помимо основных обязанностей подрабатывающую китайским сейлзом Lee Xi Ya. Так как раз в тот самый момент клиент фактически напросился ко мне на свидание и большую часть диалога требовал прислать личную фотографию. Но поскольку в Китае отправка фото означает чуть ли не начало личных взаимоотношений, Xi Ya сослалась на то, что она девушка приличная и что отправка фотки возможна только после личной встречи. Встречи, к счастью, так и не случилось. Хотя друзья иронично предлагали мне явиться на то самое свидание и посмотреть на лицо похабника после того, как он узнает всю правду.

Надо отметить, что с тех пор как вместо европейцев в нашей команде стали работать «китайцы», напряжённость в существенной мере ушла, общение пошло лучше, а наши презентации, в которых не поменялось вообще ничего, стали смотреть с большей охотой. К сожалению, на доходной составляющей это почти никак не отразилось.

***

То ли в силу привычки, то ли в силу осознания того, что они не занимаются продажей качественной продукции, клиенты не уделяли большого внимания ни отсутствию проблем в рамках проекта, ни тому, с каким качеством он был реализован. Сроки более-менее походили на стандартные. Только если при стандартном проекте с китайцами за это время готовился паршивенький продукт, то с нами за тот же самый срок получалось сделать более качественное изделие. Однако преимуществом для клиента это не являлось. Клиент по-прежнему хотел быстрее и дешевле, пусть и с традиционными китайскими недочётами.

Клиент так же не обращал внимания на небольшое количество проблем (или отсутствие последних) при подготовке продукта. Видимо, проблемы от других заказов перекрывали всё остальное. И действительно, когда ты постоянно работаешь в режиме сумасшедшего дома, что-то нормальное не кажется тебе чем-то выбивающимся из твоей привычной рутины.

Надо отметить, что наши решения, экспертиза и предлагаемые улучшения по доработке продукта часто оставались без ответа либо не согласовывались, даже если на сроки проекта это никак не влияло. Заказчика не волновало использование более качественных материалов, более энергоэффективных аналогов, ему был безразличен проработанный и интуитивно понятный интерфейс устройства. Куда большее внимание он уделял вопросам возможности сбить цену перед самой отгрузкой и своей личной мотивации (причём взаимосвязи между первым и вторым он также прослеживать отказывался).

Несмотря на то, что «китайскую шкуру» мы на себя примерили, окончательно смириться с судьбой китайцев и штамповать типовые изделия невысокого качества мы не захотели. Тем более что материальная перспектива от этой деятельности вряд ли перекрыла бы внутреннее недовольство и сопротивление.

Разумеется, не все клиенты были такими. Были и представители тех марок, которые выдвигали такие требования к качеству и кастомизации, которые мы либо не могли выполнить, либо выполняли с трудом. Ряд этих требований и стандартов мы и сами взяли на вооружение при подготовке собственных устройств. Но эти клиенты были исключением. Большая часть представителей брендов категории B хотели продукцию качества C по цене D, а критерий «the best price» так и оставался основополагающим моментом при выборе поставщика.

***

Третий вид предполагаемой деятельности – консалтинг для китайских фирм – оказался ещё менее успешным, чем попытка заниматься ОЕМ. Согласно нашему плану, мы должны были консультировать китайских разработчиков в области разработки дизайна устройств, отслеживая последние тенденции (а не просто копируя и видоизменяя модели известных марок). Также мы оказывали консультации в области разработки интерфейса устройств, который у 90% китайской продукции был просто ужасен.

При разговоре о количестве реализованных проектов по части разработки дизайна лучше было бы промолчать. Но поскольку я обещал себе и своим читателям, что данный очерк будет максимально честным, скажу, что ни одного проекта мы так и не запустили и не довели до ума.

Мозг китайского босса устроен по принципу «я знаю лучше», поэтому китайская ОЕМ-продукция и представляет собой копии разработок западных компаний или клоны подсмотренных у конкурентов дизайнов. К моей идее и образцам устройств, созданных мной, они относились с интересом и даже обращались за советами при разработке новых корпусов. Но платить за эту работу отказывались. Взамен они предлагали мне заказать то самое устройство, которое я для них создам, так как все понимают, что оно получается хорошим и интересным. То, что дизайн потом предлагался всей остальной клиентской базе, как-то опускалось. Обращаться за советом китайцы прекратили как раз в тот момент, когда бесплатные консультации с моей стороны закончились.

Для себя и за свои деньги мы могли проводить какие угодно эксперименты, но при разработке ОЕМ-устройства, которое планировалось реализовывать в разных регионах, китайцы доверяли только своему вкусу и тому, что они считали экспертизой. Инвестиции в разработку устройства закладывались немалые: дизайн платы обходился в несколько десятков тысяч долларов, да и 3D-моделирование корпуса с последующей отливкой и доработками стоило не дешевле. Эти инвестиции нужно было возвращать, и понятное дело, что далеко не всякая разработка была успешной. Но, даже имея портфолио из десятков авторских и «подсмотренных» дизайнов, китайцы отказывались экспериментировать с нами. Иногда они присылали готовящиеся модели на бесплатную экспертизу, выслушивали наше мнение и пропадали, чаще всего оставаясь равнодушными к нашему мнению (даже если впоследствии оказывалось, что оно было верным).

Что касается качества подготовки программного обеспечения и создания интерфейсов, то, несмотря на то, что это разные виды деятельности, судьба у них была схожая – эти активности также были завершены, толком не начавшись. Китайцы выслушивали информацию о возможностях наших программистов и дизайнеров, смотрели на работу, которую мы проделывали в рамках собственных проектов, не раз выказывали восторг по поводу очевидных улучшений, и… на этом всё заканчивалось. Их продукцию покупали и так, а преимуществ в стабильной работе устройства с более понятной оболочкой они не видели.

Проекты, подразумевающие детальную подготовку программного обеспечения и интерфейса, прошли с заказчиками в Восточной и Центральной Европе, в СНГ (в рамках презентации нашей фирмы о части о них я рассказываю с гордостью, а часть закрыта для разглашения условиями контрактов), но никогда в Китае и с самими китайцами.

Основная причина неуспешности этого проекта, разумеется, в том, что для подавляющего большинства клиентов основополагающим критерием при выборе продукта является его цена (для китайцев это означает сделать дешёвый товар, который можно побольше продать, для закупщиков – найти предложение дешевле среднерыночной стоимости). Все прочие характеристики в сравнении с ним меркнут. Сделать дешёвый и качественный продукт просто невозможно, о чём я уже не один раз упоминал.

Об отношении китайцев к той продукции, которую они предлагают к производству, и об отношении менеджеров по закупкам к продукции, которую они предлагают под своей торговой маркой, лучше всего говорит тот факт, что фактически ни один ОЕМ-продавец и представитель локального бренда свою продукцию в повседневной жизни не использует. Производители телефонов и планшетов ходят с айфонами или флагманскими моделями на «Андроиде», производители аксессуаров идут за наушниками и кабелями в фирменные магазины электроники и так далее. Ну а малодоработанная продукция качества B выставляется на полки для малообеспеченных слоёв населения, о пользовательском опыте которых почти никто не думает.

***

На данный момент мы с китайцами вернулись к модели не партнёрства, но сотрудничества. Никаких разговоров о совместном бизнесе больше не идёт, мы работаем порознь, но помогаем друг другу, если такая необходимость возникнет. Китайцы по-прежнему делают инспекции качества для нашей продукции (они не то чтобы требуются, скорее это элемент устрашения для наших хорошо знакомых поставщиков), мы помогаем им с сертификатами и юридическими вопросами в наших регионах. Такая модель взаимодействия является более привычной и логичной.

Что же дальше? Возможно, читатели моего повествования подумают, что я разочаровался в бизнесе с Китаем, что не хочу иметь с китайцами никаких дел и что буду искать для себя другое занятие. Я действительно разочаровался, потерял время, но сделал ценные выводы, которыми делюсь со всеми вами в рамках этого повествования. Быть может, это позволит вам сэкономить время и деньги, которые потеряла моя компания.

Сотрудничество с китайцами – это и работа, и любимое дело, к которому приятно возвращаться, невзирая на всю его специфику, так что заниматься этим я не прекращу. Скажу более – я ХОЧУ продолжить эту деятельность, преодолевать трудности, заниматься «дрессировкой» поставщиков, успешно завершать проекты и выпускать хорошую продукцию под своей маркой (и под маркой тех брендов/торговых сетей, с которыми мы работаем), разрабатывать новые модели и интересные решения.

Не так давно наши китайские партнёры попросили помочь с сертификацией изделий под их собственной торговой маркой на территории Таможенного союза и даже заняться дистрибуцией. Проект обещает быть интересным. Правда, когда сертификация была завершена, а наше предложение отправлено по дистрибьюторам и торговым сетям, мы почти сразу получили ответ, что эти же модели предлагают другие агенты по более привлекательной цене. В качестве ответа на наши возмущённые претензии, китайцы ответили, что продажей действительно занимается «их друг», но они не против, если этим будем заниматься и мы, а то, что друг уже завалил все цены ниже разумного минимума – не что иное, как техническая накладка. А ещё друг уже сделал сайт, информацию и инструкции для которого явно перевели китайцы, изучающие русский язык в университете, и партнёр категорически не понимает, почему мы не хотим отправлять никому ссылку для ознакомления.

По нашей марке у нас вновь задержка из-за того, что в новую партию устройств (после трёх уведомлений и подтверждений китайской стороной того, что они всё поняли) загрузили прошлогоднее программное обеспечение, и мы думаем, где его проще поменять – в Китае (задержав отгрузку) или уже в Европе.

Другая партия товара летит на паллете в грузовом самолёте без необходимой маркировки. Поставщик забыл нанести необходимые знаки, а перевозчик отправил груз без согласования с нами, так как очень хотел успеть на рейс. Будем надеяться, что груз не задержат, но, так или иначе, у логистов будет много работы.

Я не очень охотно жду новых фотографий от поставщика, так как меня заранее проинформировали, что пластик заказан у нового производителя и, несмотря на максимально полную информацию по пантону, оттенок получился немного другим, но «почти таким же».

Нам точно не будет скучно. В рамках работы с Китаем мы готовы почти к любым трудностям и сюрпризам. Что они будут, также сомнениям не подлежит. Мы можем проводить постоянную работу над собой, оттачивая умения и профессионализм, но что касается китайцев, то скорее это они поменяют нас, чем мы – их. Причины китайского отношения к ведению бизнеса, производству, проблемам в формате «заколдованного круга» лежат за рамками свойственной нам системы логики и принятия решений. Поэтому все возможные ответы об абсурдных поступках производителей из Поднебесной, срыве сроков и браке, которого могло бы и не быть, укладываются в ёмкую и не требующую перевода фразу – This is China.


Оглавление будущей книги выглядит вот так:

Содержание

  • Вступление
  • Первый визит в Китай (то, что изменило меня и мою жизнь навсегда)
  • 1. Как работают B-бренды, или современный ОЕМ бизнес.
  • 2. Миф о том, что Китай – это страна, где всё невероятно дёшево.
  • 3. Визит на китайскую фабрику.
  • 3A* Энди, она же Вивиан, или китайцы, с которыми мы работаем.
  • 5. Самый плохой отдел продаж в мире – китайский.
  • 6. Ни шагу вправо, ни шагу влево, но всё равно не туда – проект с китайским поставщиком.
  • 7. Контракт как подставка для чашки, или как выстраиваются взаимоотношения с китайцами.
  • 8. Китайский распорядок жизни.
  • 9. … а фабрика постоит, или китайские праздники.
  • 10. Ь вместо Ы – not so big difference, или коллекция реальных косяков китайских поставщиков.
  • 11. In China Everything is Possible.
  • 12. Два года головой об стену, или моё совместное предприятие с китайцами (вместо заключения).
  • Дополнение – утилиты, программы и сервисы, которые пригодятся вам в работе с Китаем

* - число четыре в Китае считается несчастливым, так как созвучно слову «смерть». В обычной жизни китайцы стараются не использовать его и избегать. В рамках данного повествования я решил пойти традиционным китайским путём.

Ссылки по теме

Алексей Рязанцев (alexey.ryazantsev@gmail.com)

Опубликовано — 04 июля 2018 г.

Мы в социальных сетях:

Есть, что добавить?! Пишите... eldar@mobile-review.com

 

Новости:

17.07.2018 Опубликованы официальные изображения Xiaomi Mi Max 3

Hit

17.07.2018 Видео на канале: Распаковка и настройка Яндекс Станции

17.07.2018 Sony представит свои новинки на IFA 2018

17.07.2018 Nokia X5 представят завтра

17.07.2018 Xiaomi Mi A2 Lite появился в продаже на AliExpress

17.07.2018 В Госдуме предлагают ввести платеж за покупку товаров в зарубежных интернет-магазинах

17.07.2018 INOI утверждает, что занял 3,7% рынка мобильных устройств

17.07.2018 Samsung представил первые в индустрии 8-гигабитные LPDDR5 DRAM модули памяти

17.07.2018 Armani представила новые модели «умных» часов из линейки Emporio Armani Connected

16.07.2018 Производство iPhone X опережает его продажи

16.07.2018 Samsung массово внедрит сканеры отпечатков в экраны смартфонов в 2019 году

16.07.2018 Meizu 16 Plus получит ультратонкие рамки вокруг экрана

16.07.2018 В России примут билль о правах киборгов

16.07.2018 OPPO собирается представить «бюджетную» версию OPPO Find X?

16.07.2018 Motorola выпускает в свет обновленный moto e5 play на Android Oreo (Go edition)

16.07.2018 Новые смартфоны Nokia 1 и Nokia 2.1 – эксклюзивно в салонах «Билайна»

16.07.2018 Xiaomi дразнит скорым появлением Android One смартфона Mi A2

Hit

16.07.2018 Новая модификация Mi Band 3 от Xiaomi

16.07.2018 Мировой рынок компьютеров опять начал расти

13.07.2018 Xiaomi скоро представит в России пять смартфонов и еще один гаджет

13.07.2018 Blannco опубликовала отчет о рынке «восстановленных» смартфонов

13.07.2018 Samsung Galaxy Note 9 получит странное цветовое сочетание стилуса и корпуса

13.07.2018 Сбербанк и Тинькофф Банк запускают переводы по номеру мобильного телефона

13.07.2018 Смартфон Nova 3i от Huawei будет оснащаться новым процессором компании – Kirin 710

13.07.2018 МТС займется продвижением смартфонов ASUS

Подписка
 
© Mobile-review.com, 2002-2018. All rights reserved.