podcast quotes-left quotes-right search menu arrow-up arrow-up2 google-plus3 facebook2 instagram telegram twitter vk youtube android rss2

Бирюльки №352. Сирийская война и операторы связи

Привет.

Как только задеваешь чувства фанатов какой-либо компании, открываются ворота в другую реальность, в которой на тебя навешивают ярлыки, ругаются и приводят железобетонные аргументы, почему ты неправ, а говорящий точно знает, что такое хорошо и правильно. Много лет глюки называю глюками, а не особенностями систем и мировосприятия, за что и получаю гневные отповеди. В прошлых «Бирюльках» имел неосторожность поделиться своими впечатлениями от iOS9, комментарии были такими, что даже добавить нечего.

Мой тезис о том, что скачать по мобильной сети 100 МБ в Apple App Store без ухищрений невозможно, был встречен в штыки. И тут же посыпались объяснения, что я не разобрался в вопросе и верить мне нельзя, так как в Android ровно такое же ограничение. Ну что же, вот вам скриншоты «ограничения». Качать можно сколько угодно.

Раз уж заговорили про глюки iOS, то давайте продолжим. Вот так у меня работает Почта на iOS, явление частое и повторяющееся. Кто-то смеется и говорит, что проблема во мне, некоторые люди говорят, что вопрос в реализации IMAP и такое происходит при большом числе писем.

А вот скриншоты обычных людей, которые показывают, как iOS9 их радует ежедневно.

Источник - @kpool746

Источник - @aputyakhin

Подумал было вставить с десяток скриншотов с разными смешными эффектами, но потом решил не засорять выпуск. Суть не меняется, на сегодняшний день iOS9 – это худшее, что только делала компания Apple для своих смартфонов. И надо очень любить iOS, чтобы закрывать глаза на это. Но хватит о грустном, тем более что накопилось много новостей и событий, которые требуют нашего внимания.

Содержание

  1. Теле2 в Москве, или трансформация «большой тройки»
  2. На сирийской войне только пули в цене? Операторы и бытовая техника на войне
  3. Yota Devices продана китайцам, судьба YotaPhone 3
  4. У Sony Mobile появится первый в истории завод

Теле2 в Москве, или трансформация «большой тройки»

В Москве заработал оператор Теле2, незадолго до запуска появилось много интересной рекламы, которая подтверждала в головах людей, что Москва – город дорогой и тут переплачивают за все. Правильная реклама для позиционирования Теле2, это ровно то, чего ждали от нового оператора – низких цен по сравнению с «большой тройкой». Но этого не произошло, так как цены оказались в рынке, плюс нет сети 2G, а также покрытия в области, что делает Теле2 не самым оптимальным по соотношению цена/качество.

В очень подробном разборе полетов Сережа Потресов рассмотрел как тарифы, так и качество связи Теле2 в Москве и области, остановился на всех подводных камнях.

Я не хочу повторять уже сказанное и остановлюсь на другом вопросе, а именно на том, может ли «большая тройка» превратиться в «двойку» и что для этого нужно? Давайте посмотрим на то, сколько абонентов имел каждый из операторов в России на начало июля 2015 года:

  • МТС – 75.4 миллиона
  • МегаФон – 73.8 миллиона
  • Билайн – 57.2 миллиона
  • Теле2 – 34.7 миллиона

У МТС и Билайн рост абонентской базы был на уровне в один процент, у МегаФон – около 5 процентов, а вот у Теле2 – на 12 процентов. Выход в Московский регион дает Теле2 еще один толчок для роста, хотя большая часть клиентов и будет использовать этого оператора в качестве альтернативного, а SIM-карта будет второй или третьей. Но даже с учетом этого мы можем считать, что в течение полутора-двух лет сложится интересная ситуация, когда «большая тройка» неожиданно превратится в «большую двойку», а на рынке появится еще и «маленькая двойка». То есть, рынок от конфигурации 3+1 перейдет к 2+2. В пользу этого говорит то, что Теле2 растет агрессивно и имеет для этого все предпосылки, а также финансирование. Тот же Билайн занял оборонительную позицию, хотя старается прирастать абонентами, как и раньше. Но отсутствие достаточных инвестиций в сеть может изменить ситуацию в очень короткие сроки. И тогда эти две компании в какой-то момент встретятся, размер их абонентской базы будет сравним. Текущие тенденции указывают именно на такое развитие событий. Об этом говорит также попытка продать базовые станции и другую инфраструктуру третьим лицам со стороны «Вымпелкома», чтобы получить достаточные средства на развитие, а также снизить нагрузку на обслуживание инфраструктуры. В моменте это хорошая стратегия, так как она действительно позволяет как привлечь деньги, так и добиться улучшения операционных показателей.

Поэтому, когда меня спрашивают, насколько серьезно Теле2 будет биться за рынок Москвы, я всегда отвечаю, что для них это принципиально. Оператор не может быть федеральным, если не присутствует на основном, самом высокомаржинальном рынке России. Тут множество связанных вопросов, тот же роуминг, который до недавнего времени для абонентов Теле2 в Москве и области отсутствовал, а теперь появился. И это значит, что небольшая капелька доходов «большой тройки» уходит обратно.

Другой вопрос, который возник по итогам запуска Теле2 в Москве. Взлетел или не взлетел? Мне его задавали многие журналисты, но я упорно отказывался на него отвечать. И вот почему. У Теле2 в Москве все будет хорошо из-за эффекта новизны, который привлечет аудиторию. А дальше надо просто строить и расширять сеть, делать это в бешеном темпе, и люди будут оставаться, видя улучшение связи. При этом качество той самой связи – вещь сугубо субъективная, и инертность пользователей велика. Кусочек рынка отъедят, но уверен, что за 10, максимум 15 процентов выйти не смогут. И это нормально.

Надо ли пробовать этого оператора? Зависит от вас. На мой взгляд, цены ровно такие же, как у «большой тройки». Преимущество только в том, что 4G сеть почти полностью свободна, как результат, в первое время вы получите хорошую скорость. Но цена за ГБ в рынке, поэтому на халяву рассчитывать не стоит. Впрочем, еще раз советую прочитать подробный разбор полетов от Сергея Потресова, в нем есть все про Теле2 в Москве.

На сирийской войне только пули в цене? Операторы и бытовая техника на войне

Раскопал в старых записях песню Окуджавы, поставил на музыкальном центре и сел осмысливать несколько часовых разговоров по Skype. Мои собеседники – непримечательные люди, они работают инженерами, хотя больше к ним подойдет слово «техники». Место работы – в обычной сотовой компании, по совместительству занимаются телевидением и интернетом, раньше это был побочный заработок. Отличается только страна, в которой они родились и работают. Это Сирия. Гражданская война идет уже несколько лет, монополия государства на средства связи и сети никуда не исчезла, а только усилилась. Об этом почти не говорят, война привлекает внимание своей внешней стороной, а детали остаются в тени.

Назвать английский язык моих собеседников хорошим невозможно, приходится вслушиваться в то, что они говорят и как. Это импровизированное интервью мы готовили очень долго, я искал людей в Сирии, любого, кто сможет рассказать о происходящем из первых рук. Каждый раз, когда появлялась надежда, что правильные люди нашлись, они либо начинали вымогать деньги, либо наотрез отказывались говорить, боясь за свою жизнь. Мои собеседники уехали из Сирии несколько недель назад, теперь они находятся в Восточной Европе и пока не решили, что будут делать дальше. У них есть небольшие сбережения, которые позволят их семьям прожить еще какое-то время. До начала гражданской войны у них была хорошая и по местным меркам высокооплачиваемая работа, они занимались развитием сетей связи. Для простоты назовем того, кто говорит лучше своего товарища, Хашимом. А вот Амин большую часть времени молча сидит рядом и только кивает. Складывается ощущение, что он опасается этого разговора и боится, что это может выйти боком.

Хашим старательно избегает называть место своей прошлой работы, он занимался сотовыми сетями в Сирии. На начало 2012 года в стране было почти 13 миллионов абонентов двух операторов – MTN Syria, Syriatel. Инфраструктурой для любых средств связи владеет государственная компания Syrian Telecommunication Establishment (STE), которая обладает доступом к любой из сетей, начиная от проводных телефонов и интернета и заканчивая мобильными устройствами. Население Сирии – около 18 миллионов человек, хотя тут оценки сильно разнятся, официальной статистики нет, и можно только предполагать, сколько людей живет на территории, которая принадлежит этому государству.

До 2011 года цены на сотовую связь были демократичными, но все равно она не была доступна всем, проблема как в покрытии, так и в цене телефонов, стоимости услуг. Хашим уверяет, что всплеск мобильных сетей пришелся на первые гражданские выступления, социальные сети использовались всеми, чтобы обмениваться актуальной информацией и сведениями о происходящем. Причем это делала как оппозиция, так и государство, развернулась настоящая информационная борьба. По его словам, в Сирии впервые выросли продажи флагманов, их разбирали как горячие пирожки, усилился спрос на телефоны с хорошей камерой, чтобы была возможность в высоком качестве выложить ролики или фотографии. У продавцов даже возникла легенда о том, что некий человек смог продать за 10 000 долларов видео телекомпании CNN (как вариант, BBC), они использовали этот аргумент, продавая телефоны. Мифотворчество вокруг того времени развито слишком сильно, то ли последующие военные события стерли из памяти многое, то ли и тогда эти мифы были стойкими.

По словам Хашима, только мобильная связь была распространенной и давала людям возможность читать новости, хотя тут была и своего рода цензура. Под запретом были многие социальные сети, тот же YouTube, израильские сайты и многое иное. Но главным цензором выступала стоимость доступа в сеть через мобильный телефон, поэтому стали популярны интернет-кафе, где каждый мог купить нужное время для работы в сети. Такие кафе появились во всех городах и городках, преимущественно их посещали мужчины. Любопытная подробность, которая поразила и в чем-то меня удивила, в таких местах не была заблокирована порнография, а любой желающий мог сохранить себе любые видео на флешки. Складывается впечатление, что Сирия была довольно терпимой страной, без привычных нам по стереотипам перегибов в религии.

В 2011 году и чуть раньше интернет вовсю использовался для того, чтобы раскачать ситуацию в Сирии, Амин в тот год занимался проводными подключениями в Дамаске, и, по его словам, количество публикаций, которые наводнили сирийский интернет, было огромным. Он говорит, что «кто-то где-то открыл кран, и тысячи сообщений полились в нашу сеть, государство даже не могло их удалять, ты удалял сотни сообщений, а утром их уже снова были тысячи». Некоторые ресурсы закрывали возможность публичных комментариев, так как бороться с волной публикаций они уже не могли. Амин утверждает, что качество таких публикаций было разным, от очень понятных и хороших текстов до тех, что содержали ошибки и были явно написаны людьми, не живущими в стране.

Сирийский интернет полностью контролировался STE, но цензуры или каких-то продвинутых средств для контроля за публикациями никогда не существовало. Для сирийского правительства это было дорого, и поэтому в 2011 году оно проиграло информационную войну, во всяком случае, именно это утверждают мои собеседники. Каждая волна публикаций с критикой властей вызывала ярость у чиновников, и единственным ответом, который они давали, было отключение интернета для всей страны или отдельных регионов. Беспомощность таких действий была очевидна, но в 2012 году противостояние вышло на новый уровень. В конце сентября все владельцы сотовых телефонов получили SMS-сообщение, в котором повстанцев предупреждали о последствиях, а в конце было написано «Game Over». Эта история вызвала широкий резонанс в обществе, но никак не повлияла на ситуацию с вооруженным противостоянием, скорее стала страницей в войне пропагандистов.

В 2014 году число работающих SIM-карт с 12.9 миллионов выросло до 15.5 миллионов, по мнению STE, проникновение стало почти в сто процентов. Удивительно тут то, что в воюющей стране продажи SIM-карт и их использование только росли, не было провала в продажах. И вот тут начинается фантасмагорическая история, которая у меня сначала вызвала сомнения, а после расспросов я убедился, что как бы невероятно она ни звучала, она случилась на самом деле.

Представьте себе, что во время войны противоборствующие стороны, каждая из которых бьется не на жизнь, а на смерть, находят некий общий знаменатель, испытывают потребность в одном и том же сервисе. Таковым является мобильная связь, которая используется как для общения с близкими, так и для более серьезных вещей, например, координации боевых отрядов. На Украине во время гражданской войны в Донецке в ее первой фазе мы наблюдали нечто подобное – мобильная связь была доступна для всех участников конфликта, а украинская армия де-факто не имела других средств связи и использовала гражданские, общедоступные сети. В Сирии происходило примерно то же самое за одним исключением: в момент, когда ИГИЛ захватывал территории, на них теоретически должна была прекращаться всякая связь. И иногда так происходило, так как базовые станции выходили из строя. А вот дальше начинается фантасмагория. Хашим и его коллеги отправлялись на территории, которые были неподконтрольны правительству, и осуществляли обслуживание сетей, их инфраструктуры. Они это делали не по собственной инициативе, а по распоряжению руководства своих компаний.

«Первый раз ехать в захваченный город было страшно, многие отказались, но потом передумали, чем-то надо кормить семьи. Нас довезли на автобусе за 15 километров от границы города и высадили, дальше мы шли пешком. Нас было трое, по числу объектов в городе. Первый патруль встретили почти на въезде в город, нас обыскали, и было очень страшно. Сопровождающие все время молчали, ничего не говорили и везли нас по пустым улицам. Мы приехали в какой-то дом, где нас допрашивал полевой командир. Связи в городе не было, он обещал нас накормить, если мы быстро восстановим сотовую сеть. Каждому дали автоматчика, но мы решили не разделяться и на каждый объект шли вместе, пешком. Пробыли мы в городе два дня, нас кормили так же, как своих бойцов, никуда не пускали, но и не ограничивали в нашей работе. Стало как-то спокойно, когда поняли, что нас не хотят убивать. Сеть починили, мы объяснили, как нужно исправлять мелкие поломки, связанные с электричеством. Обратно нас отвезли на джипах за город, мы шли 7 часов, пока не встретили армейский пост».

Такие командировки для Хашима стали нормой, в захваченных городах текла нормальная жизнь, работало телевидение, была сотовая связь, а к ним относились спокойно и позволяли делать свою работу. Хашим рассказал еще одну интересную вещь, которая многое говорит о природе конфликта и том, почему сотовая связь была нужна террористам. По его словам, у многих командиров были спутниковые телефоны, и один из них предложил починить ему сломанный аппарат, он не смог этого сделать, так как не разбирается в них. По словам его коллег, командиры часто отдавали приказы по обычным мобильным телефонам, а уже обычные бойцы передавали их дальше по спутниковым телефонам, звоня по ним из уединенных мест. Никто не включал спутниковые телефоны и не говорил по ним там, где располагались штабы или дома, где жили боевики. Свое местоположение командиры держали в тайне, часто меняли дома. Связь в основном поддерживалась по сотовым телефонам, и у боевиков было много новых SIM-карт. Более того, они раздавали телефоны и SIM-карты жителям, говоря, что те могут позвонить своим близким и узнать, как у них дела.

Как мне кажется, террористы пытались спрятаться «в толпе», замаскировать свои телефоны среди других подобных, обычных кнопочных аппаратов. Ничего выделяющегося или выдающегося, обычные, недорогие трубки, у многих нет камер. Наличие общедоступной сети – это всегда плюс, в Сирии это поняли обе стороны конфликта. А люди, обслуживающие сеть, важны как для правительства, так и для террористов и повстанцев. Это, пожалуй, самая удивительная история, которую я слышал за последние годы. Две стороны военного конфликта по молчаливому согласию пытаются поддерживать сеть в рабочем состоянии.

По словам Хашима, его родственники еще живут на территории, подконтрольной ИГИЛ, и в последние недели им запретили пользоваться телевизорами, их необходимо сдать. Люди говорят о том, что также надо будет сдавать сотовые телефоны. Изменение в подходе, видимо, связано с неудачей на фронте, как следствие, с необходимостью ограничить распространение информации. Помните, как это делали во Вторую Мировую? Тогда необходимо было сдавать радиоприемники, а если их находили, то за это полагался расстрел. Времена меняются, но подходы остаются ровно теми же.

Сирийский конфликт может стать ролевой моделью для всех последующих событий такого же рода, при этом мы видим, как меняется восприятие сотовых сетей, они становятся жизненно необходимыми для всех сторон конфликта. Отказаться от них не может никто, а отключения происходят только в моменты, когда случается нечто действительно важное, меняющее расстановку сил.

Из одной из командировок Амин не вернулся, его рекрутировали в отряд повстанцев. Он неохотно говорит о том, что ему приходилось сидеть в комнате разрушенного дома и вместе с другим солдатом наблюдать за мониторами, на которых показывались ходы между зданиями. Это еще одно ноу-хау сирийской войны, в полуразрушенных городах в траншеях и ходах между зданиями ставят камеры, сигнал с которых выводят на мониторы. И, словно охранники в бизнес-центре, наблюдают за тем, что там происходит. Идут ли враги в наступление. При первой возможности Амин сбежал и уже потом принял решение, забрав ребенка и жену, уехать из страны. Опыта в повстанческом отряде хватило, чтобы решиться на этот шаг.

Мои расспросы о том, какая техника и как применяется на этой войне, не дали почти ничего. Квадрокоптеров в Сирии нет, Хашим высказал предположение, что проблема в том, что их негде купить, в магазинах их не было, а стоят они дорого, везти в страну их никто не будет. Противоборствующие стороны имеют полноценные дроны, а у всех солдат выработалась привычка стрелять во все дроны без разбора в надежде их сбить. Если бы на начало конфликта дроны были распространены и доступны в Сирии, то их бы активно применяли. Сейчас же в ход идет все, что было до того в магазинах, те же камеры и мониторы – это не что-то армейское, а обычные модели, которые продавались в мирное время. И их немного, есть недостаток в таких устройствах, который в отсутствие денег никак нельзя компенсировать.

Не знаю, насколько это миф, но Хашим уверен, что многих полевых командиров и штабы правительство находит по сотовым телефонам. По его мнению, у командиров часто дорогие или особые модели телефонов, например, защищенные, которые владельцы сети могут видеть, а так как каждая сеть контролируется правительством, то это легко сделать. И объяснения о том, что это работает разведка, ему кажутся надуманными.

Я не уверен, что смогу подготовить полноценный материал о технике на войне, как он задумывался и планировался. Очень сложно находить участников событий, тех, кто использует такую технику на практике. И даже вот это импровизированное интервью отняло очень много сил и времени, в нем я изложил самые интересные моменты, которые мне показались знаковыми. Если вы знаете людей, кто воевал или воюет, использует такую технику и имеет такой специфический опыт, то напишите, любая информация пригодится. Спасибо заранее. И в качестве затравки – фотография израильского солдата с защищенным телефоном, который имеет возможность работать без сотовой сети, соединяясь с аппаратами других солдат подразделения.

К содержанию >>>

Yota Devices продана китайцам, судьба YotaPhone 3

Компания Yota Devices постоянно производит множество слухов, новостей и вызывает шквал как критики, так и обожания со стороны обычных людей. Кто-то считает, что в России невозможно создавать электронику и все YotaPhone – исключительно китайские устройства, кто-то, напротив, гордится проектом и утверждает ровно обратное. У меня всегда было очень сдержанное отношение к этому проекту. С одной стороны, надо было дать время, чтобы он мог проявить себя, с другой стороны, принятая бизнес-модель несколько противоречила моим представлениям о возможном на рынке как в России, так и в мире. Очередной повод вспомнить о проекте – вовсе не новая модель телефона, а скорее продажа большей части компании китайскому фонду. После этой сделки можно смело говорить о том, что YotaPhone не является российским продуктом ни в каком виде, а этот проект, видимо, подошел к логическому завершению, слишком многое об этом говорит в тех новостях, которые мы видим.

В Yota Devices (не путайте компанию с одноименным оператором, у них давно нет ничего общего) создали два поколения своего телефона. Позиционирование всегда было как у флагманов других компаний, но долгий цикл разработки перечеркивал изначально высокие характеристики, к моменту появления тот же YotaPhone 2 воспринимался как модель среднего сегмента, а стоил, как самые дорогие устройства. И неадекватность цены была одним из факторов, почему продажи устройства не взлетели до небес. Покупать YotaPhone по цене iPhone желающих было не так уж много, хотя второе поколение было интересным и лишенным многих недостатков предыдущего аппарата. Как ни крути, мне телефон понравился, но цена отбивала всякую возможность для его продаж.

Перед началом продаж второго поколения мы в очередной раз посетили завод Hi-P, эта фабрика не только производила сам аппарат, но и принимала участие в его разработке, причем это касалось как дизайна, так и расположения антенн, а вот софт делала Yota Devices самостоятельно.

Влад Мартынов, директор компании, сказал, что в отличие от первого поколения, второе будет намного более массовым, так, по его словам, первая партия телефона составит 150.000 штук и будет продаваться по всему миру. По данным IDC на октябрь 2015 года, по всему миру было отгружено 70 000 аппаратов первого и второго поколения, то есть это совокупные отгрузки. Я склонен доверять цифрам IDC, тем более что продажи в России, а это основной рынок для YotaPhone, были мизерными, та самая цена стала камнем преткновения. Причем среди чиновников телефон всегда воспринимался очень хорошо, его дарили первым лицам, показывали как достижение российской компании.

О том, российский это продукт или нет, мы говорили вот здесь.

В коммерческом плане продажи YotaPhone как первого, так и второго поколения провалились. В интервью газете «Ведомости» в сентябре 2014 года Влад Мартынов назвал стоимость разработки двух поколений устройства в 50 миллионов долларов. Если грубо посчитать оптовую стоимость телефона в районе 500 долларов (она реально такой была на момент запуска), а объем принять равным тому, что указал IDC, то окажется, что выручка компании за эти годы от продажи телефонов оказалась в районе 35 миллионов долларов, из которых чистая прибыль не могла превысить 6 миллионов долларов. А если принять во внимание наличие офисов компании по всему миру, то трудно подсчитать размер убытков за все это время, он давно идет на десятки миллионов долларов. Это можно легко объяснить инвестиционным периодом, но скорость развития компании не позволяла предположить, что что-то может измениться в недалеком будущем.

В 2015 году проблемы только нарастали. Так, компания запустила сбор средств на Indiegogo для начала продаж YotaPhone 2 в США и Канаде. Продали 400 с небольшим аппаратов, собрали больше средств, чем планировали. Я писал о начале кампании вот здесь.

А потом случилось удивительное, в компании сослались на то, что Hi-P не может произвести телефон с американскими частотами, и вернули деньги. Провал в области PR был громким. А затем стало еще веселее, в Hi-P публично прокомментировали, что никаких проблем с производством нет, а у них просто не заказывали выпуск этого аппарата. Стало еще смешнее. Уверен, что проблема была только в одном, спроса на этот аппарат в США не было, соответственно, производить даже минимальную партию в 5000 штук означало положить эти аппараты на склад. Да и дорабатывать антенны под рынок США было не так уж дешево, изначально об этом никто не задумывался.

Для Hi-P этот год также стал последним вместе с Yota Devices, в российской компании решили, что им нужен новый поставщик, выбрали для производства YotaPhone 3 компанию ZTE. Благодаря американскому представителю Yota Devices мы уже знаем, что этот аппарат разработан, по его заявлениям, он работает на чипсете от Qualcomm, видимо, это модель 810, улучшен экран eINK, добавлены новые фишки в софте. Но ничего принципиально нового не появилось, по сути, это тот же YotaPhone 2 с обновленным дизайном, чуточку улучшенными характеристиками. В последних интервью о сотрудничестве с ZTE Влад Мартынов даже называл стоимость этой модели – 550 долларов, а начало производства – первый квартал 2016 года. Получается не так уж дешево, и основная проблема бизнеса никак не решается. Чтобы быть успешными, Yota Devices, по самым грубым прикидкам, надо продавать около 250-300 тысяч смартфонов в год, это позволит выйти в небольшой операционный плюс. И это при цене смартфонов в диапазоне в 300-400 долларов. Цена на уровне в 400 долларов и выше делает этот бизнес практически невероятным.

В 2015 году Yota Devices запустила продажи в Гонконге и Китае, но каких-либо результатов добиться не смогла, продажи носили единичный характер – очень дорого.

За несколько посещений этих стран у меня сформировалось мнение, что продажа одного YotaPhone 2 воспринимается в магазине как успех, так как спроса на него нет никакого. В принципе, та же картина в России, где к этому устройству более благосклонное отношение.

И вот тут возникает сделка века, в которой гонконгский фонд REX Global Entertainment Holdings Limited заявляет о покупке 64.9% акций компании Yota Devices за 100 миллионов долларов, продавцами выступают частные инвесторы проекта – Сергей Адоньев и Альберт Авдолян. У российской госкорпорации «Ростех» остается пакет в 25.1%, также 10% пакет принадлежит топ-менеджерам компании. Сама новость о подобной сделке подтверждается на сайте фонда, где описывается покупка компании и опцион на выкуп оставшихся долей, файл можно найти вот здесь.

Многие восторженно восприняли историю о том, что российская компания продала себя так дорого и это якобы показывает ее успешность. Тут у меня есть множество сомнений, начиная от того, что эти деньги реальны, и заканчивая тем, зачем это нужно фонду, который никогда не имел никаких дел с электроникой и не имеет никаких причин начинать работу в этой сфере. На мой взгляд, тут надо искать иное объяснение, и ниже я попробую его дать.

В финансовом отчете фонда за 2015 год приводится интересная информация. Выясняется, что он зарегистрирован на Бермудах с ограниченной ответственностью, то есть большая часть операций идет в этой юрисдикции, а вовсе не в Китае или Гонконге. Основные направления деятельности – это инвестиции в игровой бизнес, развлечения, недвижимость, материалы, а также оборудование для рентгена. Ничего связанного с электроникой, фонд выступает как финансовый инструмент для инвестиций тех или иных лиц, при этом объем операций таков, что высвободить сто миллионов долларов из текущих операций практически невозможно. Желающие могут полистать финансовый отчет, в нем содержится много любопытных зацепок и информации.

Влад Мартынов на пресс-конференции в Москве объяснил интерес фонда к компании тем, что они хотят выйти на рынок электроники в Китае, видят большой потенциал в сотрудничестве. Для меня такое объяснение не выглядит убедительным, так как за несколько лет работы Yota Devices компания была глубоко убыточной, а объем инвестиций значительно превысил даже выручку от продаж устройств. Внутри команды сменилось множество людей, как в России, так и в других офисах, что делает компанию лоскутным одеялом, в ней нет ключевых сотрудников, обладающих какими-то тайными знаниями и умениями. Фактически, Yota Devices – это пустышка, которая не имеет ничего, чем можно заинтересовать потенциального инвестора, за исключением громкого PR, который оборачивается в последующем отсутствием реальных результатов. Зачем китайскому фонду нужна эта компания? Это самый большой вопрос, на который найти ответ не получится, над ним ломает голову множество людей. Причем аналогичные продукты уже начали появляться на рынке по меньшим ценам, но они также не взлетели. Сама концепция устройства с двумя экранами потребителем не воспринимается сейчас как работающая, отсюда отсутствие продаж. И это никак не изменить, если только у вас за плечами нет пары миллиардов долларов и десяти лет, чтобы продавить рынок и начать продавать такие устройства.

Патенты? Опыт аналогичных устройств показывает, что обойти патенты Yota Devices не составляет труда, а компания не может добиться запрета на их продажи. Одним словом, и тут ничего нет. Но давайте попробуем подойти к этой задачке с другого конца и посмотреть на ситуацию с точки зрения России.

В Yota Devices использовали на полную катушку административный ресурс. Глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов показывал прототипы первого и второго телефона первым лицам государства, гордился ими и по мере выхода моделей ими одаривали множество чиновников и государственных деятелей, в том числе первых лиц в Китае. Ни один продукт российской промышленности не привлекал такого внимания и не был в центре обсуждений, YotaPhone – самый раскрученный бренд российской электроники, который знают во всем мире. Это факт.

Теперь давайте представим теоретически, что проект не приносит денег, требует огромных вливаний и вам надо его закрыть. Какую реакцию это может вызывать у первых лиц в России? Гадать не приходится, это будет очень резкая и негативная реакция, которая может сильно осложнить работу внутри страны по другим проектам. Причем реакция будет связана исключительно с тем, что вокруг YotaPhone с первых дней создавался PR-имидж успешного, прибыльного продукта. И тут реальность начнет расходиться с историей. Нельзя просто так прекратить финансировать проект, а покупателя найти на него невозможно, компания занималась этим несколько лет. Тут еще стоит вспомнить странное заявление о том, что на поддержку компании не использовались государственные деньги, а только средства частных инвесторов. Как это возможно, я не знаю, но вот такое PR-заявление тоже было сделано.

Теперь смотрите за руками. Мы продаем большую часть компании сторонней, зарубежной компании. За большую сумму, а так как продажа происходит вне России, то проверить счета или объем платежей невозможно. Договариваемся о том, что покупатель имеет опцион на покупку и оставшейся части компании, причем тут государство в лице «Ростеха» даже не имеет права на возражения, захотят китайцы купить Yota Devices – они это сделают, и история закончится. Причем покупка будет происходить также вне России, проверить что-либо не будет реально. Надо отметить, что подобные схемы – реальность для большей части бизнеса в России, в них нет чего-то экстраординарного.

Но дальше начинается самое любопытное. Отдав будущее компании в третьи руки, вы как бы переносите ответственность наружу, людям вне России. И получается, что если они решат закрыть компанию, то можно начать новую игру – сказать, что они побоялись конкуренции, решили задавить конкурента в самом начале пути и тому подобное. И даже попытаться привлечь государственные деньги на возрождение проекта под новым соусом. То есть, изобразить из Yota Devices жертву небольших просчетов, доверчивого простачка, который пошел на поводу у китайских партнеров, а они де-факто закрыли компанию. Такое предположение, по крайней мере, может объяснить иные странности в этой сделке. Причем я уверен, что YotaPhone 3 появится и скорее всего станет последним поколением этого устройства, а дальше ничего не произойдет (если не случится каких-то иных событий).

История, как ни крути, грустная, так как потенциал у компании был, а продукты получались раз от раза лучше, при правильном ценовом позиционировании и ряде других изменений у них был шанс. Но не случилось и не произошло. Как результат, можно говорить о том, что этот проект не состоялся. И неважно, кто будет его владельцем, оживить его невозможно.

Интересно, что на российском рынке есть несколько проектов, сходных с YotaPhone по всем составляющим, но они не находятся в сфере государственных интересов, созданы на частные деньги, как результат, совсем не привлекают внимания и даже чураются его. Тем не менее, они создают внутри страны те же телефоны и успешно продают их как в странах СНГ, так и за границей, включая тот же Китай. И размеры их бизнеса отнюдь не маленькие, что говорит о том, что уникальность Yota Devices мнимая, это отнюдь не первый проект такого рода в России. Но, безусловно, этот проект самый раскрученный в СМИ, как результат, сейчас он получает обратную связь, которая не идет ему на пользу. Но это уже побочный эффект того PR, который для него создали.

К содержанию >>>

У Sony Mobile появится первый в истории завод

Топ-менеджеры Sony постоянно говорят о том, что скоро могут избавиться от Sony Mobile, у нас появился даже выпуск «Диванной аналитики», посвященный де-факто смерти этой компании.

И тут вдруг в компании объявляют, что в 2016 году в Таиланде построят первый завод по производству смартфонов. Планируется, что инвестиции в него составят несколько миллиардов йен, объем производства – несколько миллионов устройств в год. Как может компания, которую собираются пустить под откос, тратить деньги на завод? Обыватель тут же воспринимает новость в позитивном ключе: значит, в Sony Mobile будут бороться за свое будущее и никуда уходить не собираются. Давайте коротко рассмотрим эту новость и объясним ее логику, которая определенно стоит за этим решением.

Начнем с того, что, размещая заказы на производство своих телефонов на сторонних предприятиях, компания немного переплачивает за эту процедуру, собственное производство всегда дешевле, как результат, вы больше зарабатываете. Тот же Samsung строит свои фабрики, так как это единственный путь повысить рентабельность. Строительство фабрики имеет смысл только в одном случае – если вы знаете, чем ее загрузить. И в этом аспекте одна фабрика у Sony Mobile не выглядит какой-то проблемой, загрузить ее производством будет легко.

Но тут есть и другой аспект этого решения. При продаже компании Sony Mobile наличие собственного производства будет плюсом, так как это означает большую безопасность для покупателя, отсутствие необходимости договариваться с фабриками. И, видимо, такой потенциальный покупатель есть, раз этому проекту дали полный ход. Никакого другого объяснения этому найти нельзя, компания не в том положении, чтобы инвестировать деньги в такое производство и нести дополнительные расходы. К сожалению, это вовсе не признак оздоровления ситуации, скорее напротив.

В каждой поездке у меня уже стало недоброй традицией получать от Билайн счет за автоматически подключенный пакет интернета (40 МБ, 200 рублей). Нелишним будет сказать, что роуминг данных отключен, а телефон ничего не передавал. Это значит, что мне опять придется звонить в Билайн и они снова в ручном режиме у меня уберут этот платеж. Проблема все еще не решена, поэтому внимательно следите за роумингом. Уже полгода существует этот изъян, но как-то ликвидировать его раз и навсегда не могут.

P.S. Хорошей вам рабочей недели. Не пытался в этом выпуске «Бирюлек» объять необъятное, и за кадром остались устройства, с которыми сейчас работаю. Но на неделе мы их обязательно обсудим в том или ином формате. Удачи и хорошего вам настроения, пусть осень станет для вас теплой и уютной.

К содержанию >>>

Ссылки по теме

Эльдар Муртазин (eldar@mobile-review.com)
Twitter    Instagram    Блог MrMurtazin.com

Опубликовано — 26 октября 2015 г.

Мы в социальных сетях:

Есть, что добавить?! Пишите... eldar@mobile-review.com

 

Новости:
Hit

14.12.2017 Видео на канале: Android лучше iOS Причина №10 Файловая система

14.12.2017 «Билайн» снижает для своих абонентов цены на связь в сетях других операторов

14.12.2017 ОС АЛЬТ — первая промышленная линейка операционных систем, поддерживающая все российские процессоры

Hit

14.12.2017 Видео на канале: Android лучше iOS Причина №9 Почтовый клиент

Hit

14.12.2017 Видео на канале: Обзор наушников Sony WH-1000XM2

Hit

14.12.2017 Видео на канале: Обзор Xiaomi Redmi 5A

14.12.2017 МВД не будет покупать компьютеры с российским процессором

14.12.2017 LG представила новую линейку прочных и стильных ноутбуков LG gram

14.12.2017 Тинькофф Банк запускает своего собственного мобильного оператора

13.12.2017 Уровень проникновения iPhone X выше, чем у iPhone 8

13.12.2017 Nintendo продала более 10 миллионов консолей Switch

13.12.2017 Meizu представит 6 смартфонов в первой половине 2018 года

13.12.2017 У Роскомнадзора есть намерения заблокировать Twitter

13.12.2017 TENAA опубликовала спецификации и фотографии Honor 9 Lite

13.12.2017 Facebook теперь считает записи со ссылками на Telegraph спамом

13.12.2017 LG открывает в России официальный онлайн-магазин

13.12.2017 Тренды российского поиска в Google за 2017 год

13.12.2017 Transcend представила портативный жёсткий диск StoreJet 200 для компьютеров Mac

13.12.2017 Ростелеком потратит ещё 260 миллионов рублей на поисковик «Спутник» и развитие одноимённого браузера

13.12.2017 Твиттер упрощает создание веток обсуждения

Hit

12.12.2017 Видео на канале: Android лучше iOS Причина №8 Мультиаккаунты

12.12.2017 TENAA рассекретила Nokia 6 образца 2018 года

12.12.2017 Oukitel K10 стильный смартфон из кожи, металла и с аккумулятором ёмкостью 11 000 мАч

12.12.2017 Приложения iTunes будут доступны по предзаказу

12.12.2017 Доля Android Oreo и Nougat растет

Подписка
 
© Mobile-review.com, 2002-2017. All rights reserved.